Миф о мифе об использовании мозга

lucy1В последнее время часто наталкиваюсь в разных научно-популярных изданиях на статьи, разоблачающие известную теорию о том, что обычный человек использует только 10% своего мозга. Что поделать, читатели любят сенсационные опровержения, и в этом их поддерживают различные ученые, авторитетно заявляющие, что у человека практически постоянно мозг задействован на все 100%. Таким образом все идеи о том, что можно заставить мозг работать с большей эффективностью, не имеют под собой никаких реальных оснований и годятся только для фантастических фильмов вроде «Люси» со Скарлетт Йоханссон или «Области тьмы» с Брэдли Купером. Однако не все так просто. Мне все больше кажется, что в своей любви к разрушению мифов, мы невольно становимся свидетелями рождения нового мифа, на этот раз об ограниченности возможностей человеческого мозга, который весьма интенсивно тиражируется в нашем медиапространстве. И сейчас я объясню свою точку зрения.

Для начала следует вспомнить, что информация об использовании 10% мозга получила распространение после того, как в 1936 году в предисловии к книге Дейла Карнеги «Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей» американский писатель Лоуэлл Томас, ссылаясь на труды профессора Уильяма Джеймса, написал, «что люди используют лишь 10 процентов своих умственных способностей» («the average man develops only ten percent of his latent mental ability»). В последствии же данное высказывание было упрощено путем приравнивания умственных способностей к слову «мозг». Но если мы все-таки вернемся к оригинальному высказыванию Лоуэлла Томаса, то прав ли был писатель, считая что человеческий мозг содержит в себе огромный потенциал, используемый лишь на 10%? Разумеется, 10% способностей — это всего лишь грубая оценка, но то что 100% использования нейронных ресурсов мозга не означают 100% использования его возможностей — это факт.

Чтоб было понятно, что я имею в виду, давайте рассмотрим мускулатуру человека. Ведь у человека также нет ненужных мышц, но при этом не надо быть специалистом, чтобы понимать, что у спортсменов и у людей, ведущих малоактивный образ жизни, эффективность работы мышц значительно различается. Конечно, оценить эффективность работы мышц намного проще, ведь мы точно знаем, что их эффективное использование позволяет быстрее бегать, дальше прыгать, поднимать больший вес. Все эти показатели могут быть легко измерены, и мы точно сможем сказать, что перед нами настоящий спортсмен или же обычный увалень, которому срочно надо идти в тренажерный зал. В случае же с мозгом эффективность работы нейронных ресурсов можно оценить при помощи технологии количественной электроэнцефалографии (QEEG), которая позволяет не только оценить насколько эффективно работает мозг, но также и предложить современные методы для повышения качества его работы.

Сразу уточню, что прежде всего речь идет не об увеличении коэффициента интеллекта, величина которого по большей части зависит от генетических факторов, а об эффективном использовании уже имеющихся умственных способностей, степень использования которых может оказаться существенно сниженной из-за различных факторов.

Одной из главных причин снижения эффективности работы мозга является перегруженность подсознательными процессами, относящимися к работе лимбической системы. Связано это с тем, что наша кора головного мозга, осуществляющая функции высшей нервной (психической) деятельности, довольно слаба перед более древними структурами мозга, такими как лимбическая система, обеспечивающая автоматические реакции организма на факторы окружающего мира. Факторами, повышающими активность лимбической системы, могут являться как вполне реальные угрозы для жизни, так и угрозы, представляющие опасность для нашего самолюбия, комфорта, социального положения или возможности любить и быть любимым. Если лимбическая система долгое время находится в состоянии повышенной активности, то это неизбежно сказывается на общей эффективности работы коры мозга. В результате падает способность концентрироваться на задачах, снижается степень осознанности и способность принимать решения.

С точки зрения эволюции такое неравенство между отделами мозга является очень разумным, поскольку возникающие в лимбической системе стремления избежать опасности, утолить голод или заняться размножением не должны обсуждаться, и по сути являются директивами, в ответ на которые кора головного мозга должна придумывать план по их реализации. Но излишняя активность таких внутренних стимулов может в значительной степени затруднять повседневную жизнь современного человека.

Тем не менее, кора головного мозга способна не только принимать сигналы от лимбической системы, но также способна и сама влиять на лимбическую систему, снижая уровень ее возбуждения. Последнее, конечно, может быть достаточно сложной задачей, но вполне реализуемой при помощи различных психофизиологических техник. Дыхательные упражнения, сенсорная стимуляция, медитативные практики, нейрофибэк и прочие техники позволяют не только снизить уровень возбуждения лимбической системы мозга, но также позволяют коре головного мозга задействовать большее количество ресурсов для выполнения необходимых когнитивных задач.

Но все же насколько сильно может изменяться активность мозга под действием каких-либо внутренних факторов? Оценить степень эффективности работы мозга в количественном выражении достаточно сложно, но возможности «серого вещества» периодически ставят в тупик даже самых именитых ученых. Например, можно вспомнить, что не так давно науку взбудоражил случай, когда у госслужащего из Франции на томографии зафиксировали отсутствие 90% мозга из-за гидроцефалии. Но оставшиеся 10% мозга взяли на себя функции отсутствующих частей, так что человек при этом был здоров, имел нормальный интеллект и вел вполне обычную жизнь. А теперь представьте себе, что отсутствующие 90% мозга не были бы разрушены болезнью и работали бы с той же эффективностью, что и уцелевшие 10%, участвуя в решении когнитивных задач, постановке целей и разработке планов по их достижению. К сожалению, мы можем лишь догадываться, на что может быть способен такой суперчеловек. Будет ли он иметь возможности аналогичные герою Брэдли Купера или Скарлетт Йоханссон, мы не знаем.

Случай с госслужащим из Франции далеко не единичный, и пока что наука не может понять, как в таком важном органе как мозг отсутствие большей части ткани может не сказываться на его функционировании, не приводить к потерям памяти и нарушениям в работе. Это противоречит всем нашим представлениям о физике и физиологии. А если вспомнить о популярном сравнении мозга с компьютером, то вообще не понятно, как утрата до 90% носителя может не сказываться на целостности хранимых данных.

Поэтому называя теорию о 10% использования мозга мифом, было бы правильно уточнять, что речь идет именно о нейронных ресурсах, а не об общих возможностях мозга, о которых наука на сегодня имеет весьма слабое представление. Тем не менее, не стоит ждать, пока ученые смогут продвинуться в вопросах понимания возможностей мозга, ведь уже сегодня можно использовать большое количество проверенных методов, позволяющих повышать эффективность использования тех возможностей мозга, которые у нас уже есть от природы.

Добавить комментарий

Имя
E-mail
Сайт